Навигация
Бени Уркидес
Били Блэнкс
Боло Ёнг
Брюс Ли
Брендон Ли
Ван Дамм
Гэри Дэниелс
Джеймс Лью
Джеки Чен
Джет Ли
Джун Ри
Дольф Лундгрен
Дон Вилсон
Кэри Тагава
Марк Дакаскос
Матиас Хьюз
Ричард Нортон
Оливье Грюнер
Робин Шу
Саммо Хунг
Синтия Ротрок
Скотт Джейсон Ли
Сони Шиба
Стивен Сигал
Уэсли Снайпс
Чак Норрис
Чоу Юн Фат
Шо Косуги
Наши партнеры

Чоу Юн-Фат

Чоу Юн-Фат Лицо этого бравого мужика знакомо каждому здравомыслящему азиату. Икона гонконгских боевиков и фетиш местных мафиози, этот харизматический красавец с циничными губами сластолюбца уже давно рассекает мощными кулаками тысячи анонимов, преступивших закон или своеобычные порядки олицетворяющих. Оживленное сотрудничество с маэстро кровавого угара Джоном Ву и его не менее жестоким коллегой Ринго Ламом сотворили из крупноватого (по меркам Джета Ли и Джеки Чана) танцора звезду боевиков, принципиально решающего поставленные задачи при содействии огнестрельного механизма.

Чоу Юн Фат родился 18 мая 1955 года на Ламме, близлежащем к Гонконгу островке, а впоследствии вместе с семьей переместился в сердце британской колонии. Нагулявшись по эфирам местных телестанций и приемным актерских агентств, Фат решился поступить в школу профессионального мастерства, где и оказался в приятной компании будущего друга и постановщика Ринго Лама. Опыт, приобретенный за несколько месяцев обучения, Чоу использовал во многочисленных мыльных операх, наводнивших в семидесятый эфир порочного Гонконга. Начало восьмидесятых подарило Фату истинно звездный статус: актер оказался востребован на безграничных пространствах культового сериала "Шанхайский пляж" в качестве ультра-гангстера Хуи Ман-Кенга. Параллельно с успешной теледеятельностью развивалась и кинематографическая карьера Чоу. В 1976 году он отметился в забытом проекте "Массажистки". А первый резонанс Фат получил пятью годами позже: "История Ву-Вьета" продемонстрировала скрытые драматические возможности записного мыльного плейбоя (в данном произведении Чоу Юн Фат предстал в образе южно-вьетнамского вояки, скрывающегося в грязноватом андерграунде Гонконга). Впрочем, именно в этот период амбиции Чоу были подвергнуты самым жестоким испытаниям (серийная лихорадка сведет c ума даже героя боевиков), подкрепленным драмой в личной жизни, - а именно разводом с телезвездой Кэндис Ю Он-Он. Возрождение ожидало Фата лишь в середине восьмидесятых: актер победил в крупнейшем азиатском киноконкурсе "Золотая лошадь" - столь пристального внимания он был удостоен за роль в неком опусе Ленга По Ши "Гонконг, 1941" (романтическая конструкция в форме любовного треугольника на самоигральном фоне японского вторжения в Гонконг). Подлинный же прорыв в восхождении блистательной звезды связан с его дебютом у Джона Ву в "Лучшем завтра" (1986). Именно с этим фильмом связано рождение совершенной структуры гонконгских боевиков в их современном понятии, именно эта картина вдохновила Квентина Тарантино на постановку "Бешеных псов", Роберта Родригеса на создание "Отчаянного" и даже "счастливчика Люка" Бессона на изготовление "Никиты". Именно на этом проекте Ву окончательно уверился в необходимости "скрещивания" мужских характеров, в данном случае Фату противостоял любимец Вонга Карвая - Лесли Чунг. Смачное заматеревшее лицо нашего героя как нельзя кстати подходило для истеричных выхлопов мужских характеров, вытаращенных глаз и дымящихся "беретт". Именно за подобный набор актерских качеств Чоу Юн Фат и обрел-таки номинацию на главную местную премию Hong Kong Film Award. Роль Гора стала классической для всего азиатского кинематографа, благодаря чему Чоу Юн Фат в одно мгновение превратился в конвертируемую звезду. В том же году романтичный самец исполнил роль дирижера (!) в сладкой любовной истории "Любовники моей мечты", поставленной одним из главных эстетов Гонконга Тони Ау. Следующий год подарил Чоу Юн Фату очередную "Золотую лошадь" - на этот раз была отмечена его (опять-таки) сахарная роль в "Осенней истории" Мэйбл Чунг (Фат выступал в качестве любовника-реаниматора покинутой бойфрэндом-бисексуалом Чери Чунг).

Амплуа немногословного друга-любовника преследовало Чоу и в пространстве романтической комедии "Я хочу то, что я хочу" при содействии одной из самых прекрасных женщин Азии Додо Ченг. Тем не менее , любовный сироп окончательно приелся прирожденной звезде боевиков - последовавший в 1987 году взрыв его огнестрельной активности стал единственно возможным выходом из приторной ситуации. Первая бомба разорвалась в постановке его давнего приятеля Ринго Лама "Тюрьма в огне", именно после выхода этого проекта Чоу Юн Фата (в роли крутого патрона) и его партнера (сокамерника) Тони Леунга "Карфаи" наконец заметили и на американском рынке. Логичным итогом проката стала номинация на все ту же "Золотую лошадь", а победителем в тот год стал…снова Чоу - за роль "полицейского под прикрытием" в постановке того же Лама "Огненный город". По этим-то лекалам и творил преподобный Квентин, впоследствии формируя знаковый персонаж Тима Рота. Поставленную в 1987 году планку Чоу Юн Фат с успехом держит до сих пор. Двумя годами позже появился непревзойденный "Наемный убийца" Джона Ву - энциклопедия стилистических ухищрений и крутой замес пространств Стенли Кубрика, Сэма Пекинпа, Серджо Леоне, Жана-Пьера Мелвилля и Мартина Скорсезе. На следующий год Чоу Юн Фат снова снимается у Ву в "Рожденном вором", где ему снова составили компанию сливки гонконгского кино, - Лесли Ченг и Чери Чунг. Славные традиции "Поймать вора" Хичкока и "Розовой пантеры" Эдвардса ни в коем случае не были посрамлены. В тот год насилие смаковал Ринго Лам в гангстерской постановке "Полный контакт".

Звезда Чоу сияла как никогда, он превратился в главного мужчину Гонконга с печальным взором и сумрачной элегантностью в багаже. Парочка Ву и Фат сполна отыгрались во время создания "Круто сваренных" - очередной классической постановке в формате "боевого балета" с участием второго звездного Тони Леунга - "Чу-Ваи". После сногсшибательного успеха гонконгских боевиков азиатская dream team отправилась покорять Голливуд: Ву после "Трудной мишени" работает исключительно со звездами первой величины, а Чоу Юн Фату пришлось пройти целый обряд жанровых причастий. Первое появление в качестве главной звезды состоялось в 1998 году в баббл-гам опусе Антуана Фикуа "Убийцы на замену" в паре с помпушкой Мирой Сорвино, ящикообразным Майклом Рукером и пробитым серией B Юргеном Прохновым. На уровень кино "большого стиля" этот продукт, впрочем, и не претендовал. Примерно в том же духе был выдержан и следующий бенефис Чоу Юн Фата "Коррупционер" Джеймса Фоули - на этот раз партнером по съемкам выступил многообещающий красавец Марк "Марки Марк" Уолберг.

Случаются и ожидаемые откровения: выразительная фактура Фата была востребована в костюмном проекте Энди Теннанта "Анна и Король" - куртуазном переосмыслении классического амплуа Юла Бриннера - платонический роман с героиней Джоди Фостер был скучен, но красив. Непросвещенным обывателям только такого продукта оказалось и надо. Последний опыт Чоу Юн Фата "Крадущийся тигр, затаившийся дракон" в очередной раз доказывает состоятельность убедительной маркетинговой стратегии матерого конъюнктурщика Энга Ли, соединившего раскрученных в Голливуде азиатских звезд, - Фата и Мишель Йео - в ураганной сказке. Чоу Юн Фат в качестве синтетического героя-любовника-бойца-аристократа на редкость убедителен. Очевидно, что потрясений его карьера в будущем испытывать не будет.


материал взят с сайта mamp.narod.ru

Новое на сайте
11.02.08 - Обновлен раздел "Download"
7.01.08 - Обновлен раздел "Download"
РЫклама




Rambler's Top100 Counter CO.KZ Яндекс цитирования
Dima Nevernyi © 2010   
X